Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сергей Королев
'НОВЫЙ ГОД, НОВЫЙ ГОД!'
 
31 декабря 1979 года

 
  
 

Апогей эпохи застойного '-изма'. Всего навалом, кроме джинсов 'Левиз' и прав человека. Уж полночь близится, но возле станции метро 'Сводненская' неприлично светло. Мелодично воют собаки - друзья советского человека, гордо шагающего по одной шестой части суши.

Гость (выходит из такси). Однако! Два пятьдесят за такси! Да за эти деньги можно полдюжины пива взять! А еще говорят, у нас все дешево...

Входит в лифт, принюхивается.

- Безобразие, в лифте воняет сосисками!

Вынимает перочинный ножик, пишет на стенке кабины: 'Здесь был Я. 31 декабря 1979 года'. Лифт останавливается, гость выходит.

Хозяин. Заходите, раздевайтесь, проходите, садитесь, мойте руки, ложитесь, будьте как дома...
Гость (оглядывает стол). Колбаса - сервелат?
Хозяин (скромно). Финская...
Гость. Потом попробуем.
Хозяин. Очень меня обяжите.
Гость. Заливное?
Хозяин. Севрюжка. С хреном.
Гость. Что-то я икры не вижу!
Хозяин. А вон там, в мисочке...
Гость. Вижу... (подходит, опускает в миску палец, облизывает его). Немного солоновата. Но есть можно.
Хозяин. Слава Богу!
Гость. Коньяки?
Хозяин. Семь звездочек. Сорок градусов. Экспортное исполнение.
Гость. Надеюсь, надеюсь...
Хозяин. Разрешите наполнить бокалы?


Гость с достоинством кивает.

Гость (смакуя напиток). Неплохой букет. Но чего-то не хватает... Послевкусия!..
Хозяин (расстроен). Ах, ах... А я-то думал - благороднейший напиток!..
Гость (снисходительно). Но пить можно...
Хозяин. Тогда прошу произнести тост.
Гость (долго сосредотачивается). За наших о-лим-пийцев!
Хозяин. То есть за нас!


Выпивают. Гость ставит рюмку на стол и что-то ищет глазами.

Хозяин. Сигареты? У нас сегодня 'Мальборо'.
Гость. Мальбрук в поход собрался... тра-ля-ля-ля-ля... (закуривает). Вообще-то я предпочитаю 'Кэмел'...


Комната наполняется дымом.
Все исчезает.


Шесть утра того же дня


Гость, уже в пальто и шапке, спотыкается в прихожей и падает, ударяясь лицом об пол. .

Гость. Ё-к-л-м-н, все свое красивое лицо разбил к чертовой матери! Это что, землетрясение?
Хозяин (берет гостя под мышки, ставит на ноги). . Это ты спотыкнулся, ё-к-л-м-н, ч-ш-щ--э-ю-я!!
Гость (с недоумением озирается. Его блуждающий взгляд падает на елку). Ага, это я спотыкнулся. Об этот, как его... об пенечек?..
Хозяин. К-л-м-н-ё! Это коньяк французский, 'Наполеон'. Резервный ящик.
Гость. Как же помню! 'Наполеон'! Только что пили! С Кутузовым, Барклаем де Толли ... с... Толиком, в общем ... и с... тобой!.. И закусывали - филями из вырезки!


Шум, грохот. Гость снова падает.

Хозяин. А это резервный ящик водки. 'Золотое кольцо'. Благороднейший напиток!
Гость. Давай нальем - скажу тост!


Шум грохот, что-то падает сверху гостю на голову.

Гость (из последних сил). За наших!.. Дорогих!.. Ослеп-пийцев!.. (падает замертво).
Хозяин. Ах ты, опять окорок с крюка сорвался!


Хозяин нагибается, чтобы поднять гостя, в этот момент что-то валится сверху ему на голову... Не издав ни единого звука, хозяин медленно оседает, глаза его застилает туман, и все скрывается в этом тумане...


31 декабря 1991 года


Апогей эпохи развенчания застойного '-изма'. Россия в талонах и очередях. Без четверти двенадцать дня, но уже смеркается. Распугивая голодных собак, гость вываливается из автобуса.

Гость. В прошлый раз это было где-то здесь!

Входит в подъезд, заходит в кабину лифта.

- Черт знает что! Пахнет... неприлично сказать, чем! Как в телефонной будке...

Вынимает из кармана нож, находит на стенке кабины надпись: 'Здесь был Я' и быстро исправляет дату.
Затем выходит из лифта и, звеня пустой стеклотарой, вваливается в квартиру.


Гость. Хозяин, пожрать что есть?
Хозяин. А то!
Гость (сбрасывает пальто). А конкретнее?
Хозяин. Колбаса по два двадцать, жри, пока не лопнешь!
Гость. Сам жри!
Хозяин. Еще капустка с Рижского рынка. Целая миска!
Гость (подбирается к капусте). Такую капусту грешно есть помимо водки! (Запускает лапу в миску с капустой, пробует.) Кисловата...
Хозяин (вполголоса). А пошел ты!..
Гость (прожевав капусту). Я говорю, такую капусту грешно есть помимо водки!
Хозяин. Есть портвешок узбекского разлива. Благороднейший напиток, ё-к-л-м-н!
Гость (торопливо наливает, выпивает, снова наливает). Дрянь порядочная это портвешок!
Хозяин. Сам ты... То есть, я хотел сказать - скажи тост!
Гость. За наши олимпийцев, будь они неладны!
Хозяин. То есть, как будто, за нас.
Гость (мечтательно). Помню, году так в 80-м пили мы в одном месте коньяк семь звездочек...
Хозяин (перебивает). А я помню, один раз даже французский коньяк пил. 'Наполеон'.
Гость (продолжает вспоминать). ...один такой домишко возле станции метро 'Кутузковская'... Там еще один чудак напился и всю морду себе об пол разбил...
Хозяин (о своем). Помню, коньяк этот один француз принес, культурный атташе... Вышли, помню, из дома на природу... Кругом деревья шумят, елки-палки стоят... Присели на пенечек и душевно, душевно так распили...
Гость. Да, было время... (вынимает из кармана коробок спичек). Закурить найдется?
Хозяин. Из сигарет есть 'Дымок'.
Гость. Терем-терем теремок, из трубы идет дымок...


Закуривают. Комната наполняется дымом, и все исчезает.


31 декабря 1992 года


Россия во мгле. Возле станции метро 'Сгиблово' жутко воет собака - враг демократии. По улицам шныряют крысы величиной с кошку.

Гость (открывает дверь подъезда, в кромешной тьме подходит в дверям лифта. Жмет на кнопку вызова - лифт не работает). А, черт!

Зажигает спичку, достает из кармана нож, процарапывает на железной дверце шахты: 'Здесь был да сплыл...' Потом, держась рукой за стену, поднимается вверх по лестнице...

Гость (входит в комнату). Как насчет закусочки?
Хозяин. Ни хрена нет. Я думал, ты принесешь.
Гость (обходит вокруг стола). Здесь в прошлом году была миска с капустой!
Хозяин. Так ее в прошлом году и съели! Сам же и слопал!
Гость. Не может быть! (на всякий случай подходит к миске и запускает в нее лапу). В самом деле, пусто...
Хозяин. Вот, есть три редьки. Подарок от соседа снизу. Благо-а-роднейший человек! Я ему пять дет назад круиз по Средиземному морю устроил.
Гость. Хлеб-то есть?
Хозяин. Батон на всех.
Гость. Отрежьте мне, я свой кусок съем сейчас! (жует). А как насчет чего-нибудь выпить?
Хозяин. Есть прекрасная плодовоядная настойка. Сосед гонит, из редьки.
Гость. Из редьки??
Хозяин (примирительно) . Все же лучше, чем ничего.
Гость. Ну, пускай будет плодово... ядная...
Хозяин (разливает) . Скажи тост!
Гость. За наших ослимпийц... За наших осрамийц... Тьфу! За наших осли... (находится) За наших ослепительных, обворожительных, дорогих, но не продажных женщин!
Хозяин. То есть за наших баб!


Чокаются. Выпивают. У гостя глаза лезут на лоб.

Хозяин. Я вам скажу, бла-го-а-роднейший напиток!
Гость. Для камеры пыток!
Хозяин (сворачивая самокрутку). Помню, как-то на банкете во французском посольстве пили мы прекрасный узбекский портвешок... Вот это да! Нектар!
Гость. Ври больше!
Хозяин (продолжает вспоминать). Такой, знаешь, золотистого цвета, с запахом... жасмина, и еще в таких бутылках, ну, с этими... с этикетками...
Гость. Чем лапшу на уши вешать, лучше отсыпь махорочки.
Хозяин. Вот махорочка, а вот и газетка. Все, как в лучших домах.
Гость (читает). 'Патриот коммунизма'... А что, разве есть такая газета?
Хозяин. А то!
Гость. А вот мы ее сейчас раскурим!


Закуривают. Комната наполняется ядовитым дымом, и все исчезает...

1 января две тысячи лохматого года.

4 часа 30 минут утра


Мгла, жуть и мрак. России не видать. У метро 'Сдохненская' горят костры и видны остатки разобранной баррикады. Где-то стреляют.
Волоча за собой деревянный ящик, Гость входит в подъезд. На него кидается огромная крыса. Гость выхватывает пистолет, стреляет.
Крыса с омерзительным визгом исчезает.
Гость вынимает нож и царапает на стене: 'Здесь был... прощайте, друзья... Не поминайте лихом...'
Из-за угла высовывается рука и пытается схватить гостя за горло. Гость бьет владельца руки ящиком по голове и поднимается по неосвещенной лестнице. Толкает ногой дверь. Дверь распахивается. Хозяин сидит на корточках на полу и топит буржуйку остатками обеденного стола.

Гость (втаскивает ящик в комнату). Вот! Новогодний подарочек! Через весь город тащил! Троллейбусы не ходят уже два месяца - нет тока, автобусы не ходят - нет бензина... Метро позавчера якутские боевики взорвали...

Ставит ящик посреди комнаты и садится на него.

- Ящик целый почти...
Хозяин. Выпить принес?
Гость. Тормозную жидкость.
Хозяин. А не круто будет?
Гость. Разбавим одеколоном.
Хозяин. Откуда одеколон? В наши дни? Прикрепился к Елисеевскому?
Гость. Наследство после троюродного дяди со стороны жены. Он был парикмахер... Эйн, цвей, дрей! (выхватывает из-под телогрейки пузырек).
Хозяин (читает). Беловежские кущи... А это кто на этикетке? Ельцин?
Гость. Съельцин, ё-к-л-м-н! Это з-з-зубр!
Хозяин (вглядываясь). А почему седой и в галстуке?
Гость. А что, по-твоему зубр должен быть лысый и с бабочкой!?
Хозяин. Ладно, пожрать что принес?
Гость (пугается). А, что, у тебя совсем ничего?
Хозяин (гордо). Торт свинной отбивной из хлебных крошек. Очень свежий.
Гость (трогает пальцем). А не суховат?
Хозяин. Что-то ты стал капризен, что-то ты стал привередлив! На день независимости Московской области, вон, даже филе из кошки есть не стал!
Гость. Признаю свои ошибки!


Внезапно гаснет свет.

Гость. Что такое, что такое?
Хозяин. Опять свет! Авария на подстанции. А может, диверсия...
Гость. Ну, ничего, мы и в темноте, мы и при свечечке...


Наливают.

Хозяин. Теперь скажи тост!
Гость. За наших подлимпийцев! За наших ободранцев! За наших оборванцев!
Хозяин. То есть за нас!
Гость. Ура!


Чокаются. Выпивают. Гость хватается за горло и издает сдавленный хрипящий звук.

Хозяин (заботливо). Не горчит?
Гость (хрипит). Нет, ничего.
Хозяин. Тогда еще по одной.
Гость. Скажи тост! Ты давно не говорил!
Хозяин. Тост - за вечный пост!
Гость. Все там будем (выпивает, падает замертво).
Хозяин. Какой, однако, хлипкий нынче гость пошел!


Ломает ящик, бросает доски в буржуйку. Комната наполняется дымом. Все исчезает...



Рисунок Артема Богданова (12 лет) с сайта www.kinder.ru















 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
 


Пришла пора менять воздушный фильтр | продажа квартир в Балашихе | Надежная имплантация зубов в Москве