Предыдущая   На главную   Содержание
 
Сергей Королев
Очередь (сценарий)
 
Пролог

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
Во дворе горит костер. Возле него греются люди в пальто и телогрейках. Немолодой мужчина с папиросой во рту ломает ногами тару и подбрасывает доски в огонь. Оранжевое пламя освещает двор и окрестные дома. На одном из них вывеска:

ХОЛОДИЛЬНИКИ - ПЫЛЕСОСЫ:
ПРОДАЖА НАСЕЛЕНИЮ


На дверях магазина - написанная от руки табличка:

ЗАПИСЬ НА ХОЛОДИЛЬНИКИ -
НА III КВАРТАЛ 1969 года


- И где мы будем в этом 69-м годе? - рассуждает мужичок в тулупе. - И нужна ль нам будет эта холодильная хозяйства? Я, вон, пенсию заработаю, на пенсии буду баклуши бить, а Верка, вон, верно, невеста уже будет, а, Вер?
Маленькая девчушка, сидящая рядом с матерью на вывороченной из земли бетонной панели, смущается и прячет лицо в воротник.
- 'Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом...' - негромко говорит щуплый, в круглых, с железной оправой, очках, мужчина, явный интеллигент.
- Что твоя маманя?.. - не понимает мужичок.
- Это я так... - оправдывается очкарик. - Это вовсе и не про меня. Это - Пушкин.
Верочка вдруг поднимает лицо и читает:

'Буря мглою небо кроет
Вихри снежные крутя.
То как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя'.


- Ай, девка, ай, молодец! - восторгается маленькая шустрая старушка. - Чай, замерзла? А ну-ка, Петрович!..
Мужичок в телогрейке, кряхтя, подтаскивает деревянную коробку из-под холодильника и с криком: 'Осади назад!' толкает ее в костер. Пламя вспыхивает до неба. Становится видна выставленная на крыше многоэтажного дома надпись:

СЛАВА СОВЕТСКОМУ ЧЕЛОВЕКУ - ПОКОРИТЕЛЮ КОСМОСА!

Открывается дверь подсобки, высовывается сердитая голова:
- На перекличку - раз-два!
Все вскакивают, и мужичок, и старушка, и очкарик, и еще какие-то люди, люди выползают из всех щелей, из подворотен, отделяются от стен, выходят из подъездов.
- Номер 1179!
- Есть!
- Номер 1180!
- Есть!
- 1181!
- Тута!
В стороне, в кромешной тьме, что-то грузят в грузовик. Голос с южным акцентом призывает постараться и поторопиться.
- Номер 2005!
- Здесь!
Кузов грузовика заполняется, машина уезжает.
- 2007!
- Есть!
- 2227!
Верина мама спит, привалившись к фонарному столбу.
- 2227?
Мужичок в телогрейке встряхивается:
- Вычеркивай к свиньям собачьим!
Голос старушки:
- Ай, Петрович, ай, молодец...


1.

...Буфет в каком-то учреждении. Время наше. Это видно и по одежке стоящих в очереди, и по кофемолке, возвышающейся на буфетной стойке.
Вера, повзрослевшая, превратившаяся в довольно симпатичную девушку, стоит в конце очереди.
Голос:
- Сосиски кончились!
Очередь редеет. Вера почти у цели. Голос:
- Все остальное кончилось!
Вера еще некоторое время стоит у прилавка, потом медленно уходит.


2.

Поликлиника. Кабинет зубного врача. Сидит очередь. Лица - какие бывают у людей, сидящих в очереди у зубного врача.
Душераздирающий крик.
Очередь вздрагивает, но сидит.
Крик еще более страшный.
Слабонервная женщина, сидящая предпоследней, перед Верой, вздрагивает отдельно, встает и уходит.
Вера пересаживается на ее место.
Открывается дверь, выходит врач, рукава его халата закатаны по локоть, видны страшные волосатые руки.
Очередь замирает.
- Сегодня больше не рвем, - будничным голосом говорит врач.
Голоса:
- Как не рвем?!.. Почему не рвем!?.. Безобразие!..
Врач приводит рукава халата в нормальное положение
- Так - не рвем. Отключили электричество, газ и горячую воду.


3.

Коридор какой-то больницы. Вера идет по коридору. В конце коридора горят буквы:

ОПЕРАЦИОННАЯ. ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН

Каталки вдоль стены стоят одна за одной, как машины у светофора.
Врач рассматривает Верины документы.
- Можем поставить вас на первый квартал будущего года.
Вера поднимает полные ужаса глаза.
- А что? Заодно и родите. По срокам все сходится.


4.

Коридор официального учреждения.
На стене - стенгазета. Отчетливо видно название:

'ЗА САМУЮ НИЗКУЮ КВАРТИРНУЮ ПЛАТУ'

Очередь.
Вера сидит.
Приоткрывается заветная дверь.
Слышен голос, переходящий в крик:
- У нас 28 метров на 13 человек!!
- Приходите в следующей пятилетке.
Вера встает и уходит.


5.

Гастроном. Очередь за вареной колбасой. Нездоровое оживление. Голоса:
- Больше батона в одни руки не отпускать!.. Понаехали здесь!..
Интеллигентная женщина в очках, стоя в очереди, читает книгу.
В магазине появляется Вера, питается вклиниться в очередь.
Голоса:
- Вас здесь не стояло!
Вера демонстрирует стоящим позади нее гражданам запястье с номером 2227, выведенным химическим карандашом.
- Ваши уже отоварились, - говорит пожилой: мужчина в каракулевой шапке. - Сейчас трехтысячники идут.
Все стоящие в очереди задирают рукав. Мужчина пытается вытолкнуть Веру из очереди. Вера сопротивляется.
Возня. Женщину с книгой толкают в спину. Книга падает в молочную лужу. Женщина нагибается и поднимает ее.
Крупно - обложка: 'Поль Элюар. Стихотворения'.
Женщина вытирает обложку ладонью и говорит:
- А во Франции, говорят, в каждом магазине 72 сорта колбасы...
Мужчина пристально вглядывается ей в лицо:
- Ну, и катись в свой Израиль!
Женщина застывает, потом медленно выходит из очереди и бредет к выходу.
Вера вздыхает и становится на ее место.


6.

Полутемная комната, освещаемая только экраном телевизора. От телевизора идет толстый черный провод. Провод ведет к видеомагнитофону воронежского радиозавода.
На экране - безобразная сексуальная сцена, типичная для западных порнобоевиков. Он и она занимаются противоестественным делом, именуемым на Западе гадким словом 'секс'.
Активно происходит профанация самых интимных и сокровенных человеческих чувств.
В полумраке - лица. Пять-шесть лиц, от 15 до 25 лет, обоего пола.
Камера панорамирует. Крупно лицо Веры. Как заклинание, она шепчет:

'Буря мглою небо кроет...'

Внезапно по экрану идут полосы, появляется зловещее гудение, оно усиливается, и, ярко вспыхнув, экран гаснет.
Сокрушенное лицо хозяина техники.
Монтажный переход.
Молодой человек, коротко остриженный, с выбритыми висками, и Вера.
Молодой человек пытается стянуть с Веры свитер.
Голос Веры:
- Мне домой надо...
Справившись со свитером, он берется за маечку.
- Да идти мне надо, идти... ах!..
Молодой человек стягивает с нашей героини лифчик (безобразная сцена, навеянная худшими образцами тамошней массовой культуры) и пытается нащупать молнию на юбке.
Вера отталкивает его (молодой человек, потеряв равновесие, падает прямо на аппарат воронежского завода, после чего на экране телевизора вновь появляется изображение).
- Ах ты, ублюдок, мразь, шкура фашистская, мать твою!.. Вера плюет молодому человеку в рожу, не попадает и, на ходу одеваясь, выскакивает на улицу. На улице - глубокая ночь.
Вера бредет по улице. Останавливается под фонарем, достает кошелек.
Денег на такси нет.
На улице мороз, градусов двадцать пять.
Метро. Вера одиноко стоит у входа. Три часа ночи:
:тридцать градусов...
Вера переступает с ноги на ногу, поднимает воротник пальто.
Голос за кадром:

ПАЛЬТО ЖЕНСКОЕ ДИМИСЕЗОННОЕ, ПРОДУКЦИЯ МОЖАЙСКОЙ ШВЕЙНОЙ ФАБРИКИ СО ЗНАКОМ КАЧЕСТВА

Вера стучит кулаком в бездушную стеклянную дверь.
Крупно - надпись:

НЕТ ВХОДА

...минус сорок градусов:
Часы показывают пять утра.
Вера стоит у входа в метро. Наконец-то она первая. Первая и единственная в очереди.
По лицу ее текут слезы.
Кто знает, может быть, это слезы радости, слезы исполнившихся надежд?
Слезы замерзают на щеках и маленькими хрустальными каплями падают вниз. Под землей слышится гул. Это идет первый поезд. Стеклянные двери распахиваются:


1980-е годы









 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
 


Пришла пора менять воздушный фильтр | продажа квартир в Балашихе | Надежная имплантация зубов в Москве