Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сергей Королев
Пушкин и рыжеволосая бестия
 
Пушкину не повезло: он встретил рыжеволосую шпионку Анну Чапмен и втюрился.

Шпионки, они такие - для женолюбивых мужиков очень опасные. Их в разведшколах учат, как втюривать в себя писателей, поэтов и всяких прочих VIP'ов.

Пушкин вступил в МГЕР, чтобы чаще видеть свой предмет и быть рядом.

В один прекрасный день, когда Пушкин стоял возле СИЗО на Симферопольском бульваре с плакатом 'Немцов хулиганит на деньги Госдепа', ему позвонили на мобильный и сообщили, что Анна Чапмен предается любовным утехам с депутатом Госдумы Серегой Марковым.

Бросив плакат на землю, Пушкин кинулся к любимой. Он предъявил ей 18-й том своего Полного собрания сочинений с предисловием президента Ельцина, который всегда носил с собой, он говорил, что его проходят в школе и что Голливуд собирается делать римейк 'Капитанской дочки', но рыжеволосая бестия была холодна.

Она сказала, что если бы Пушкин был важным иностранцем, источником информации, и помог бы ей выполнить задание, которое она провалила, или хотя бы работал в 'Газпроме' или, в крайнем случае, был депутатом, он мог бы надеяться. А так - увы:

Пушкин увял. Он понял, что Анна, почти орденоноска, без пяти минут почетная гражданка города-героя Волгограда, - ему не пара.

Тогда он решил прославиться. Ему объяснили, что прославиться он может, только написав стихи о Путине, а лучше текст песни.

Пушкин не спал ночь, и к утру родились строчки:

А в чистом поле
Система 'Град',
За нами Путин
И Сталинград.


Когда он прочел их вахтеру в издательстве 'Песнь империи', тот усмехнулся и сказал, что стихи эти уже сочинены более прыткими стихотворцами и даже положены на музыку. Классик едва пережил подобный удар.

Один из немногих поклонников Пушкина устроил его в ГАИ/ГИБДД. Теперь они с Лермонтовым, который тоже не очень вписался в нашу действительность, стоят на перекрестке и почем зря останавливают джипы и иномарки. И когда удается сорвать хороший куш, Лермонтов, приплясывая, напевает 'Выхожу один я на дорогу', а Пушкин подыгрывает ему на губной гармошке в стиле Боба Дилана.

Живет Пушкин неплохо, приобрел вполне приличный 'Хёндай', и неприступная Анна Чапмен уже почти благожелательно говорит с ним по телефону.

Теперь, проезжая по Тверской мимо метро 'Пушкинская', наш герой расправляет плечи и самодовольно усмехается. Мысль о том, что не всякому гаишнику поставят памятник в столице нашей родины, приятно щекочет самолюбие.

Попутно он прикидывает, как отразится подорожание бензина на его личном благосостоянии, и получается, что все, что ни делается, к лучшему. Все еще только начинается, думает Пушкин, все еще только: Потом, заслышав милицейскую сирену и вопли из матюгальника, он прижимается к обочине и с восхищением смотрит на проносящийся мимо него стремительный, сияющий черным лаком кортеж.



14 февраля 2011 г.
http://fagot99.livejournal.com/247672.html











 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
 


Пришла пора менять воздушный фильтр | продажа квартир в Балашихе | Надежная имплантация зубов в Москве