Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сергей Королев
История О., или Археология морали
 
Некогда, не так чтобы давно, но и не так чтобы недавно, а именно осенью 1992 года, одна изобретательная девушка опубликовала в газете 'Из рук в руки' объявление. Тогда газеты бесплатных объявлений только появились, народ, как водится, с увлечением принялся играть в новые игры, и в ответ на свое талантливое нестандартное объявление она получила более трехсот писем.
А объявление было примерно такое: 'Интересная стройная девушка 23/166/55, которая чувствует, что еще не все познала в жизни, спутается с женатым мужчиной'.
И еще там была фразочка - 'денежная купюра, вложенная в конверт, подтвердит серьезность Ваших намерений'.
Это выразительное словечко - спутается - и было признаком талантливости и одновременно тем шевелящимся червячком, на которого наша героиня выловила множество страждущих индивидов мужского пола.
Да, чуть на забыл, письма девушка предлагала направлять в абонентский ящик своих знаковых с пометкой: 'для О'.


И они, женатые и неженатые, стали направлять.
'Прочитав твое объявление, я понял, что ты - та, которую я так давно ищу. Без раскованной женщины, это не жизнь, а ад. Готов передать свой опыт тебе, о прекрасное создание...'
'Обаятельный, ласковый, нежный. Место для встреч есть. Так что, если Вы со мной спутаетесь, то ей-богу не пожалеете. Сделайте для меня исключение, я так прошу'
(это пишет неженатый москвич).
'Если Вы не против можем и спутаться, если не боитесь запутаться и познаете в жизни то что еще познали. Мой тел. <...> звонить после 22 часов. Прозба с женщинами по телефону не разговаривать. Досвиданье Виталик'.
'Вам нужен женатый мужчина. Я холост, но более надежен во всех отношениях, чем женатик. Квартира есть'.
'Интересная, стройная, ты меня заинтриговала с первой строки своего объявления в газете. Уже хочу тебя видеть, трогать твое красивое тело, хотеть тебя, думать о тебе'.
'Работаю массажистом в спортивно-оздоровительном центре. Практикую японский массаж для восстановления молочных желез. Если Вы чувствуете, что еще не познали классический массаж и секс в массажном кабинете, то милости прошу ко мне...'

Забавно, но по многим письмах проходит рефрен: 'Милая Незнакомка! Представляю, какой поток писем обрушился на тебя и как не просто выбрать из этого потока всего одно...' А почему, собственно, одно!?
А вот самонадеянность другого рода. 'Котеночек, давай встретимся в среду 2 сентября в метро на станции 'Фрунзенская'. Стой у последнего вагона электрички, идущей в сторону центра (к 'Парку Культуры') в 13 часов. Держи в руке газету 'Спорт', так чтобы было видно название. Думаю, я не ошибусь, так как не часто встречал девушек с такой газетой...'
'Стой у вагона' - а она получила 370 писем... Например, даже такое: 'Был в командировке в Москве, но хочу пригласить тебя в Польшу, все затраты за мой счет. Сообщи свои данные, я вышлю тебе приглашение'.
Или: 'Прежде чем серьезно 'спутаться', предлагаю встретиться и посмотреть друг на друга... При обоюдной симпатии предлагаю продолжить знакомство на берегах теплых морей'.
Или: 'Я австрийский коммерсант - глава фирмы, имеющей свое представительство в Москве. Я готов встретиться с Вами в Москве (где бываю по 4-5 месяцев в году) или пригласить в Австрию для личного знакомства (с оплатой всех расходов, связанных с поездкой)'.
Да что там - полтора десятка писем даже не распечатаны!


Среди распечатанных есть письма длинные и сентиментальные ('Сейчас ночь, я сижу на кухне один и представляю Вас...' или: 'Когда я прочел Ваше объявление, понял, что чувствую то же самое и мы бы поняли друг друга, если Вы, конечно, позвоните...') и деловые ('Сергей, 28/185/75, женат, тел. <...>, пон.-пятн. с 17 до 18').
Пишут зануды ('Работаю в г. <...> 100 км от Москвы инженером в НИИ, куда попал по распределению после окончания института в 1990 г., попутно занимаюсь коммерцией, например, являюсь коммерческим директором в одном из МП при нашем институте, а также агентом биржи <...> в Москве, что могу подтвердить, предоставив документы при встрече...')
Но пишут и поэты-философы: 'Женат. Но свободен в мыслях, времени и пространстве...'.
И холерики-романтики пишут: 'Спутайтесь со мной. Я полностью отдамся Вам, потому что я Вас люблю'.
Пишут субъекты со странностями ('мое письмо уничтожьте...'), пишут члены клуба 'Что? Где? Когда?' ('возможно, Вы могли видеть меня по телевизору'). Активно пишут автомобилисты, сулящие загородные прогулки (простая фразой типа: 'имею вишневую восьмерку' обладает порой неизъяснимым очарованием).
Вопрос же о денежной купюре озабоченными мужчинами совершенно забывается и обходится. Лишь пара чудаков написали, что, мол, денежная купюра, вложенная в конверт, может не дойти до адресата. ('Вы оригинально написали про денежную купюру. Не знаю, не знаю, но сомневаюсь, что тебе кто-нибудь вышлет, например, сто долларов...' Или: IS#'Денежную купюру высылать не собираюсь, но могу передать из рук в руки'). Остальные - молчок. В лучшем случае: 'С моей стороны 1,5 тыс. рублей и шампанское, а также чистоту и порядочность гарантирую'.
Или даже совсем скромное: 'Я человек пока не состоятельный, но позволить шампанское при наших встречах 2-3 раза в месяц я могу'.
Один остряк вложил в конверт бумажный советский рубль, присовокупив слова: 'Весь свой запас могучей энергии вылью при встрече, а пока посылаю вместе с поцелуем страстным и нетерпеливым этот маленький гонорар, остальное тебя ждет впереди'. (Ах ты, ...!) Еще был трояк. Один. И все.
Масса рабочих телефонов, адресов приятелей и знакомых, родителей, номеров абонентских ящиков... Конспирация...
Кстати, забавны - в сопоставлении с текстами - адреса претендентов: ул. Энгельса, Ленина, Профсоюзная, Марксистская...
Лейтмотив всех писем: 'Если позвонишь, думаю, не пожалеешь'.
Текст аккумулирует сексуальную энергию, скопившуюся в обществе. И являет нам некий протестный импульс, направленный против табу и ханжества уходящей эпохи, но приобретающий порой гротесковые формы.
Действительно, эпоха переломилась. Стандарты морали не то чтобы изменились, но обнаружилось великое множество этих самых стандартов, причем сильно друг от друга отличающихся.
Вспомним известный фильм Станислав Ростоцкого 'Дело было в Пенькове', снятый в 1957 году. Героиня его, Антонина Андреевна, молодой зоотехник, закончившая институт или техникум, вернувшаяся в колхоз из города и полюбившая женатого тракториста Матвея, гордо, с ноткой гордого самоотречения произносит: 'Я не стану разрушать семью!'.
А тут - невиданный выплеск либидозной энергии, реванш репрессированной в советском высокоморальном обществе сексуальности и полное забвение старых фильмов и моральных норм традиционного сознания.
Наша героиня, совершенно к тому не стремясь, смогла проникнуть в некоторые заветные и чуть темноватые аллеи, которые, по правде говоря, не сразу и найдешь в моральных ландшафтах постсоветского общества. Она как бы между прочим собрирала, сканировала информацию и в конце концов довела ее до объемов, делающих ее социологически значимой.
А те, потенциальные ее партнеры, наивные русские мужики, думали, что они - единственные, ну, в крайнем случае, одни из немногих. Если что, она скажет, что встретилась между делом с одним-двумя, и они оказались такие убогие, такие дураки... А он один - не убогий.


...Как продолжилась, чем закончилась отчаянная эта акция, приобретшая такие неслыханные масштабы? Доподлинно это неизвестно. Известно лишь, что героиня наша смело ступила на неверную стезю социального эксперимента.
А завершение истории? Опасные связи, жестокие разочарования, неприятные сюрпризы, заставляющите открывать газету 'Из рук в руки' на странице, где предлагается анонимное лечение нехороших заболеваний? Поножовщина по пьяному делу, травка, 'колеса' и поехавшая 'крыша', комната в панельном доме, где ее вместо одного поджидает пять человек, серная кислота, страшное оружие обманутых жен, наконец, погружение на самое дно общества: Тверская, Котельническая, 'Плешка'?..
Возможно. Я не знаю. Но, даже если бы знал - я не могу разрушать иллюзий.
Совершим маленькую хитрость, позволим себе почти невинную ложь, имеющую, впрочем, глубинную традицию в русской литературе. Как там у Пушкина, в 'Станционном смотрителе'? Девушку увозит барин, гусар, она делается содержанкой, и уже в этом качестве попадается на глаза старику-отцу, который с горя спивается - и все идет к тому, что она пойдет на панель, - и вдруг: 'Приезжала прекрасная барыня в карете в шесть лошадей, с тремя маленькими барчатами, и с кормилицей, и с моськой...' Такая добрая барыня - сходила на кладбище и дала мальчишке пятак серебром...
Конец должен быть добрым, благостным и не убивать в человеке надежду.
Напишем так: две недели назад на Проспект Мира в редакцию еженедельника 'Алфавит' приезжала телк... пардон, барыня в норковой шубе, с тремя барчуками, в синем 'Мерседесе', с шофером-телохранителем. И кричала нам снизу, что если мы, блин, напечатаем хоть слово из адресованных ей писем, то ее муж чисто конкретно подвесит нас в лифте за... За все то, за что принято сейчас у братвы подвешивать в лифте... Натуральный российский хэппи-энд...
И наконец последний, совершенно непредсказуемый аккорд 'истории О'. Оказывается, наша талантливая героиня допустила вульгарный плагиат и позаимствовала свое объявление у другой девушки, которая, будучи возмущена фактом вопиющего нарушения права интеллектуальной собственности, прислала нашей О. резкую, но при том не лишенную иронии отповедь: 'Девочка моя! В 23 года пора бы самой писать объявления, а не списывать уже с готовых. О., автор первоначального текста. Позвони мне <...>, поговорим'.
Излишне говорить, что наша О. не позвонила.

















 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
 


Пришла пора менять воздушный фильтр | продажа квартир в Балашихе | Надежная имплантация зубов в Москве