Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сергей Королев
БЕЗМОЛВИЕ НАРОДА
 
 
  
 
И ВОТ ОНО СВЕРШИЛОСЬ. От 'не так сели... Степашин - первый зам' до сказанного уже стоя отставленным премьером 'чтобы не засиживаться...' прошло всего-то три месяца и четыре дня...
Уволил президент Степашина и не соизволил объясниться. Не знаю, что он сказал экс-премьеру, но нам он не сказал ничего: за что? почему? А что, он, президент даровал нам право участвовать в парламентских выборах, ничего страшного с ними не сотворил, не отменил, не перенес, - ну, и будьте довольны...
В середине мая, после отставки Примакова, президенту как-то не пришло в голову, что именно Путин спасет Россию. А сейчас вот пришло. Запоздалое озарение, то, что французы называют 'остроумием на лестнице', - и бремя этих запоздалых озарений ложится всегда на нас, народ, электорат, плебс, но никогда на президента.
Надо, говорит президент, дать возможность россиянам оценить деловые и личные качества Путина. Как будто пост премьер-министра специально создан для самовыражения и оценки качеств.
Новый премьер призван 'консолидировать общество', говорит президент. Американцы называют подобные заявления 'glittering generalities' - сверкающие банальности, словесные погремушки. После Примакова, который действительно кое-что смог консолидировать в ситуации темной и панической, после Степашина, доверие к которому, судя во по всем опросам, за три месяца работы выросло, приходит некто, которого в лицо знает один процент населения, - и он будет консолидировать! И откуда приходит - из КГБ. С каких пор люди из КГБ стали консолидирующей силой? Цементом общества?

СУДИТЬ О ДЕЙСТВИЯХ ПРЕЗИДЕНТА сложно. Потому что неясно, ведает он, что творит, или уже не ведает, и если ведает, то в какой степени способен различать окружающую действительность. То ли ему наплевать, что мы о нем думаем, то ли он до сих пор пребывает в уверенности, что он - всеми почитаемый всесоюзный староста и ничто этой всенародной любви поколебать не может.
А на выходе - чудовищное неуважение. И пренебрежение. К нам. К электорату - народу - плебсу. Как в известном анекдоте: 'На кого похож наш ребенок? На меня? - Нет. - На тебя? - Нет. - А на кого? - А, ты не знаешь...' Действительно, чего объяснять всем и каждому? Не знают, и не знают...
Зато, как заметил один известный политик, никакого вранья.

И ХОТЬ БЫ КТО взбрыкнул, из отставляемых, ну хоть бы один. Сказал бы вслух то, что он думает о президенте и его так называемой кадровой политике. Потому что о том, как Ельцин ввел господина Имярек, зеленого политического подростка, за ручку в большую политику, слушать уже тошно.
Нет, молчат. То ли такие высокоморальные люди, эталон джентльменства, благородства и корректности. То ли осторожничают, карьеру свою политическую испакостить опасаются. Ельцин, он ведь ничего путного (извините за невольный каламбур!) сделать не в состоянии, а кровь попортить еще ой-ей-ей как может.

ДА И МЫ СМИРИЛИСЬ. Называет себя президент Борисом Первым - мы хихикаем. Объявляют нам во всеуслышание сподвижники, что, мол, Ельцин - нормальный русский царь - сглатываем. Царь, так царь, вам видней. Назначает Ельцин преемников, молодых и не очень, высоких и так себе росточком, забывая, что президента выбирает народ, - мы привычно ворчим и быстро успокаиваемся.

КАК ВЫРАЗИТЬ ПРЕЗИДЕНТУ свое 'фе'? Как избежать удара желчи, разливающейся по организму от сознания собственного бессилия? Лично объясниться с президентом у гражданина нет возможности. В народ президент давно не ходит, даже если называть народом те сепарированные, просеянные аудитории, каковым доверяли ответственную миссию общения с президентом, общения общеукрепляющего, не вызывающего излишних, вредных для здоровья эмоций.
Если несколько десятков миллионов человек считают, что Ельцин - враг страны и общества, как ему об этом сообщить? Даже пресс-конференций президент не дает. Нет, ну нет возможности задать ему вопрос типа: 'Сознаете ли вы, что совершили государственный переворот?', как это было на приснопамятной пресс-конференции ГКЧП. Или: совершили ошибку-глупость-нелепость. Или вообще непонятно что. Или, отстаивая сугубо личные, эгоистические интересы, махнули рукой на страну.
Конечно, подпускать нынешнего Ельцина к микрофону - головотяпство чрезвычайное. Что он там скажет, что поведает, какие словесные загогулины озвучит? Помыслить страшно. Но с другой стороны... Лучше бы это озвучивалась и разрушительная энергия выходила вовне в виде слова, звука, шороха...

ЧТО ЖЕ ОСТАЕТСЯ? Так, как было с Берией, маршалы с личным оружием и все такое, тоже не хотелось бы. Обращение к противозаконным процедурам, даже однократное - это для общества еще большая опасность, чем активно, хотя быть может, и не вполне сознательно действующий Ельцин. Тем более, что и маршал-то действующий только один остался, и на него в этом деле рассчитывать не приходится.
Конечно, можно, в пику Ельцину принять закон о гарантиях уходящему президенту в максимально жестком варианте. Мол, никаких гарантий никому, кроме лично президента. Никакой семье или 'семье', в любом, хоть домостроевском, хоть сицилийском смысле слова - ничего. И обозначить зону правовой ответственности для 'семьи': на следующий день после ухода Самого. С этого дня на эту веселую компанию распространяются законы Российской Федерации. Этим, конечно, не исправишь того, что наворочено неадекватным, дряхлеющим президентом и камарильей, но это - урок на будущее многим и многим и некий символический акт: зло наказуемо.
Но почему-то эта перспектива, связанная с поисками зарубежных счетов, выявлением актов коррупции и прочим, не дает морального удовлетворения. Хочется не столько наказать зло потом, сколько донести до президента свою нелюбовь, которую он, по моему мнению, вполне заслуживает, - сейчас. Сейчас, не когда-нибудь.

ПРЕДЛАГАЮ ОДИН ПРОЕКТ, основанный на использовании современных технологий. Осуществляемый здесь и сейчас. В 'Интернете' открывается сайт. Вы набираете электронный адрес - и вот уже по красной ковровой дорожке идет президент Ельцин, очень похожий на настоящего, а навстречу ему семенит серый неприметный человечек, один-из-многих, - это вы, собственной персоной. Поравнявшись с вами, президент протягивает вам руку. Вы можете обменяться с ним рукопожатием, а можете проигнорировать и пройти мимо. Попытки взять президента за грудки или разобраться с ним каким-нибудь иным способом жестко блокируются программой. Количество обменявшихся рукопожатием и отказавшихся от этого скрупулезно фиксируется и сообщается ежедневно Борису Николаевичу лично.
Кто-то поздоровается, отдельные экземпляры после этого даже завернут руку в целлофан и не будут мыть; иной руки не подаст, отдернет, как от змеи. Я, скорее всего, из этих иных.

А ПУТИН? Что - Путин? Лично против Путина я ничего не имею. Но настораживает механизм замещения премьерского краеугольного поста. Сначала Примаков, академик из разведки. Потом Степашин, многоликий силовик, пришедший, правда, в Белый дом не прямо с Лубянки, а через некоторые иные кабинеты и коридоры власти. И вот - Путин. Никогда, даже во времена Сталина, на пост премьера не приходил непосредственно глава НКВД - МГБ - КГБ.
Выдающимися деяниями в роли премьера, Путин, смею предположить, нас не поразит. Президентом России Путин тоже не станет - это понятно и ребенку. У него для этого нет ничего, ну просто ничего (кроме должности), а минусы - весомы: шеф Лубянки (известно, как у нас любят 'органы'), с харизмой - не очень (хотя актерства не чужд), плюс рекомендация президента, которого полстраны воспринимает уже только как персонаж программы 'Куклы'. Правда, президент считает, что эта рекомендация и в России 1999-го что-то значит, увеличивает, понимаешь, шансы претендента. Не знаю, разве что подписи будут собирать областные управления ФСБ? Как в 96-м, при министре Аксененко, собирали подписи 'за Ельцина' среди путейцев, по железным дорогам?
И - что еще забавно. 'Вы собираетесь баллотироваться в президенты?' - спрашивают Путина. 'Обязательно', - отвечает он, и это просто смешно, еще смешнее, чем рекомендация Ельцина, смешно до неприличия. Первый день в кресле и. о. премьера еще не закончился, а он уже собирается. А говорят, осторожный политик, конспиратор, разведчик. И вдруг такая эйфория. С времен Бориса Немцова в высших сферах не отмечалось столь энтузиастических всплесков.
Да нет, из Путина такой же преемник, как из завернутого в золотой камзол Жириновского - гениальный Вольфганг Амадей Моцарт.
В то же время, несмотря на сходство биографий, Путин (что бы там ни говорили зюгановцы), - это совсем не то, что Степашин, и, думаю, у нас будет возможность очень скоро в этом убедиться.


'Алфавит', 1999, ? 32

Фото с сайта newsru.com











 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
 


Пришла пора менять воздушный фильтр | продажа квартир в Балашихе | Надежная имплантация зубов в Москве