Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сергей Королев
БРОНЕПОЕЗД ЛЕБЕДЯ
 
 
  
 
По мере того, как в Москве разгораются нешуточные политические страсти, нарастают информационные войны, множество серьезных людей часами выясняет, кто и за чей счет открыл пластиковые карточки и пошил костюмы, а принципиальный и неподкупный Центризбирком при помощи столь же принципиальной и неподкупной ГИБДД устанавливает, у кого какой гараж и какая машина, в Красноярске, посреди российской необъятной территории, угрюмо молчит генерал Лебедь.
Его рейтинг плавно, но неумолимо снижается; новые люди, используя старые методы, рвутся к политическим вершинам, а хозяин Красноярского края как бы выключился из борьбы, отделился от нее великими русскими реками и высокими горами. И лишь время от времени из-за Урала доносится глухой рык: 'Я здесь поразводил полгода, теперь буду хребты ломать'.

Знаменитый историк В.О.Ключевский написал некогда об известном российском государственном деятеле М.М.Сперанском: 'Еще в 1811 г. он начал каяться в своих широких политических затеях, сознавая всю их преждевременность и непригодность, а затем он к тому же прошел отличную административную школу, ибо что можно представить себе лучше для назидания и знакомства с делом, как ссылка и губернаторство'. Действительно, Сперанский, как известно, после ссылки был назначен пензенским губернатором, а потом генерал-губернатором Сибири (с резиденцией в Иркутске). В 1821 г. он приехал в Петербург, где не был десять лет, с проектом нового устройства Сибири и был оставлен в Государственном совете, хотя уже не пользовался прежним влиянием.
Лебедь, конечно, не Сперанский, а, хочется сказать, даже наоборот (как у Маяковского - 'в пивной - пиво, в пивной - раки, а в ячейке - наоборот'). Но история иногда повторяется в весьма странных конфигурациях.

Борьба Лебедя с Быковым - это не только борьба за овладение финансовыми потоками накануне выборов. Это ко всему прочему еще и форма, хотя и личностно окрашенная, борьбы государства с олигархией. Классический конфликт государственной власти, в лице высшей бюрократии, с проклятыми олигархами (что, кстати, совсем не означает, что в любом таком конфликте автоматически правы 'государственники'). Конфликт не первый и не последний. Помните знаменитый заочный диалог Чубайса и Виноградова, президента ныне канувшего в Лету 'Инкомбанка'? Банкир говорит: мы хотим участвовать в залогом аукционе, но если нас принуждают внести залог наличными, то мы продадим свои ГКО и обрушим рынок государственных ценных бумаг, потом мы выбросим эти рубли на валютный рынок и обрушим валютный рынок... И ответ Чубайса: 'Мы - вас - уничтожим'. Лебедь ведет эту борьбу не так, как Чубайс, а так, как должен и умеет ее вести генерал Лебедь. Но тоже жестко. И временами небезуспешно. Есть ордер на арест Быкова. И сей кандидат в депутаты по списку ЛДПР вынужден скрываться бог знает где и давать интервью телевизионщикам, лишенным (журналистская этика!) даже возможности назвать страну пребывания потенциального депутата Госдумы.
Конфликт в Ачинске - продолжение той же истории, но это и нечто другое. Кто там прав, кто виноват с точки зрения закона, сказать непросто, даже специалисты расходятся. Весьма возможно, что губернатор действительно обязан выполнить решение Челябинского арбитражного суда. А может, нет, и победители последнего судебного этапа тоже где-то что-то нарушили и чем-то пренебрегли, и надо ждать слова из Москвы, из Высшего арбитражного суда. Но сейчас даже не это важно. Важен менталитет и принцип . А принцип известный, гегелевский, ибо еще великий немецкий философ сказал: спор между двумя равными правами решает сила. Правда, от такой позиции недалеко до признания того, что любой спор решает сила; но в политике, как и везде, важно чувство меры.
Правда, соблазн силы - велик, а мнение: 'закон, что дышло', и т. д., - укоренено в России неимоверно; традиционное представление о том, что строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения, - также у нас в крови. В крови у всех - у рабочих дружинников в Выборге, у борцов со Скуратовым в Москве, которым по фигу решение Мосгорсуда, не говоря уже о Хамовническом межмуниципальном, у генерала Лебедя в Красноярском крае.
В свое время публика долго иронизировала над ответом Лебедя: 'Ваша экономическая программа? - Честь и родина'. Теперь мы знаем, как эта программа выглядит на деле. Если закон противоречит интересам Родины, так как их понимает генерал, то дело чести, невзирая на закон, защитить интересы Родины, которые, впрочем, у каждого конкретного лидера всегда совпадают с его собственными политическими интересами.
Но программа - это материальное, столь же материальное, как ОМОН на Ачинском комбинате, а есть еще и духовное. 'Меня воспитывали как материалиста, но я точно знаю, что первичен дух. Воля - это дух'. Что там ни говори, как ни относись к красноярскому губернатору, а атрофией воли Лебедь пока не страдает.

Ощущение такое, что Лебедя в Москве еще продолжают опасаться, может быть, по инерции, а может, и обоснованно. И новейшее, наисовременнейшее оружие против генерала можно назвать так: клеймо Хасавюрта. Все уже забыли о том, как чеченцы взяли Грозный, как попадали в засады и уничтожались колонны нашей бронетехники и гибли сотни и тысячи российских солдат и офицеров. СМИ вспоминают лишь Хасавюрт, военные говорят лишь о том, что в прошлый раз им 'не дали'. Лебедь лишил всех победы, он, и не кто другой. Ведь кто-то должен быть виноват. Не могут же быть виноваты те, кто сидит сегодня в Кремле и Министерстве обороны. Не могут быть виноваты в позоре первой чеченской войны талантливые наши полководцы Грачев и Квашнин, не говоря уже о президенте.
Да и кто будет поминать давно отставленного и исчезнувшего с глаз долой Грачева? Прав, трижды прав Лебедь: 'Имя Павла Грачева еще должно всплыть в нашей истории? - Маловероятно. Разве что в некрологе...'. Зато всплыло имя самого Лебедя, и в крайне невыгодном для него, хасавюртском контексте.

Очевидно, какие-то люди в кремлевской администрации и в Семье президента раздумывали: а не разыграть ли еще раз карту Лебедя? Ходили слухи, что Лебедь получит назначение в Москву на высокий пост, первого вице-премьера, курирующего, кажется, силовые структуры. С перспективой. Возможно - нет дыма без огня.
Но генерал - отмежевался. Он - злопамятен или, если хотите, памятлив. Его спросили - имеют ли основания подобные слухи? 'Что, я похож на идиота?' - был ответ. Его, мол, больше никогда никуда не назначат. Только если выберут... Хотя генерал не так уж давно, а именно сразу после 17 августа прошлого года, сам намекал: 'У меня десантное образование, поэтому нормальным премьером я быть не могу, а кризисным наверное'.
Что ж, кто не с нами, тот против нас. Компромат накопали и на Лебедя. Кажется, нечто касающееся его предвыборной кампании весной 1998 г. Это то ружье, которое неизбежно выстрелит в нужный момент. Не сейчас.
Хотя все это уже было. Достаточно вспомнить судорожные поиски криминала на Лебедя в 14-й армии. В ситуации, когда гораздо больше оснований было заняться Западной группой войск. Но борцы со злоупотреблениями, как и военные, предпочитают точечные уколы по локальным, не масштабным целям...

Итак, если ли шансы у Лебедя вернуться триумфатором в Москву и водвориться в Кремле? Сегодня, когда неумолимо стремится вперед и выше рейтинг действующего премьера Путина, когда лидеры серьезных и небедных политических организаций готовятся к выборам в Думу, во главе списков, когда время неумолимо работает против людей, вынужденных уйти от кормила федеральной исполнительной власти: Примакова, Степашина, Кириенко? Да и ситуация в стране может породить спрос не на генерала, остановившего войну (или две), а на генерала, войну выигравшего. Так что вспомним гибкую формулировку самого Александра Ивановича, данную им по другому, но отчасти сходному поводу: 'Скорее нет, чем да'.
Или, как сказал Горбачев о Лебеде: 'Я его не списываю. Это бронепоезд на запасном пути...'


Генерал Александр Лебедь. Фото HCH

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
 


Пришла пора менять воздушный фильтр | продажа квартир в Балашихе | Надежная имплантация зубов в Москве